Воскресенье 3 июля 2022

map head small

Сохраним память о Великой Победе!

"Народ, не знающий своего прошлого, не имеет будущего"

М.В.Ломоносов

Костовский ВасилийС подпольными организациями, действовавшими на территории нынешнего Ленинского, а тогда Маяк-Салынского района, были связаны подпольщики из деревни Новоалексеевка. Организовал группу 16-летний Костовский Василий. В июне 1941 года Василий окончил восемь классов.

Он вспоминает, каким необычным и веселым был выпускной вечер 21 июня в школе им. Пушкина, куда его пригласили как отличника учебы и общественника. Танцевали, показывали акробатические этюды, играли в игры до самого утра, а днём узнали, что началась война. Уже на следующий день Василий вместе с сестрой Шурой уехал из Керчи в Новоалексеевку.

 

Отца Александра Костовского призвали на фронт, и место колхозного кузнеца занял его тринадцатилетний сын Василий. Днём он ремонтировал колеса скоропашки, а ночью с друзьями возил зерно на элеватор в Салынь. Грузили мешки по 70 кг на подводы, потом их разгружали, и так по две ходки за ночь. Спали по очереди, пока ехали на подводах.

— Мы уже хотели эвакуироваться, — рассказывает Василий Александрович,— я отремонтировал бричку, подготовил лошадей, мать собрала узлы. Но в деревню приехал какой-то капитан и сказал, что никуда ехать не надо: немцы не придут. А дней через пять они появились в деревне.

Три предшествовавших их появлению дня запомнились прогоном отар овец, стад коров и табунов лошадей из южных 96 областей Украины. Не всех животных успели переправить на кубанский берег, и рёв голодной и недоеной скотины стоял над степью. Председатель колхоза обратился к жителям, чтобы они разобрали брошенных животных.

Ночью я пригнал 13 овец, мы их зарезали, мясо пережарили, сложили в бочку и залили жиром. Потом этот запас здорово выручил нас. Как и картошка, которую мы, несмотря на запрет немцев, копали по ночам на колхозном огороде. А урожай её в 1941 году был отменный: три куста копнёшь — и ведро.

Утром 30 декабря к нам в дом пришли два моряка в бушлатах, с оружием, замерзшие, — в своих воспоминаниях Василий Александрович точен до мельчайших подробностей, — мама их накормила. Они поспали часа три-четыре, а потом сказали, что им нужно на станцию Салынь. Я их проводил. После освобождения периодически стояли в Новоалексеевке пехотинцы, артиллеристы, кавалеристы, подразделения звукоулавливателей, какой-то штаб...

Особенно Василию запомнились артиллеристы, которые были на постое у Костовских в январе. А 14 мая снова пришли гитлеровцы. Их было очень много — пешие, на машинах, на лошадях. Стреляли кур, свиней, телят, собак, лазили по всем чердакам, сараям. Весь день и ночь жгли костры. Так началась вторая оккупация.

Немцы не часто бывали в Новоалексеевке, зато появились полицаи, которые лютовали хуже фашистов. Вскоре немцы объявили добровольный набор на работу в Германию, но желающих оказалось немного. Тогда начали вызывать молодежь от 14 до 30 лет на медосмотры, чтобы определить годность для отправки в Германию.

Парни и девушки из Новоалексеевки несколько дней скрывались в густом терновнике, думая, как избежать такой участи. И придумали каждому какую-нибудь неизлечимую болезнь. Вроде туберкулеза или кровотечения желудка. Помогали керченские врачи, которые проводили осмотр — все «диагнозы» подтверждали.

Когда прятались в терновнике, Василий впервые откровенно поговорил с лучшим другом Ильей Яцуном о подпольной борьбе. Создана же группа была 3 августа 1942 года. Вошли в неё Василий, Илья и Шура. Поначалу собирали оружие и боеприпасы на местах боев, Василий ремонтировал винтовки, делал обрезы. Гранаты прятал под крышей дома, не задумываясь, что могло случиться, взорвись хотя бы одна из них. В то время в деревне находился отряд ГПФ-312 — полевой полиции по борьбе с подпольщиками и партизанами. Девушек и мужчин пытали, а после расстреливали недалеко от станции. Василий потом ездил с матерью на опознание. Погиб от немецкой пули и Илья Яцун, который попал в облаву.

После освобождения и многочисленных проверок в НКГБ Василий Костовский был призван в армию, в начале — в артиллерийскую школу, затем — на Балтийский флот. В Ленинграде окончил вечернюю школу и военноморскую медицинскую академию, стал военным хирургом. Служил на Дальнем Востоке, но в 1960 году попал под известное хрущёвское сокращение армии.

Приехал с семьей в Керчь. Двадцать лет работал хирургом в городских больницах, делал сложнейшие операции. Он награждён медалями «За боевые заслуги», «За отвагу», «За освобождение Керчи», орденами Отечественной войны 1-й степени, «За мужество», почетным знаком «Крымский партизан». Сегодня Василий Александрович Костовский активно участвует в ветеранском движении города-героя, возглавляет совет партизан и подпольщиков. Встречается с молодежью. И непременно рассказывает о юных подпольщиках из несуществующей ныне крымской деревеньки Новоалексеевка.

Первоисточник: Солдаты победы. (Один день на фронте. Севастопольский вальс) — Симферополь, «», 2019.